Характеристика нэпа в промышленности Урала

За несколько лет уральская промышленность была отброшена назад на полтора века. Её восстановление растянулось до второй половины 20-х гг. Лишь в 1926/27 хозяйственном году был достигнут объём продукции 1913 г. Хроническую слабость уральской промышленности, усугубившую бедствия 1917-1922 гг., удалось преодолеть лишь в период сталинской индустриализации 30-х гг.

Обращает на себя внимание попытка советской власти использовать специфику архаичной организации уральской горнозаводской системы. Оригинальным явлением была сдача в 1921-1922 гг. остановленных заводов коллективам рабочих, которые имели в горнозаводских поселках своё хозяйство и не меняли место жительства в поисках заработков. В сентябре 1922 г. съезд представителей уральской крупной промышленности и транспорта вынужден был специально рассматривать вопрос о приписке лесных дач к горнозаводским трестам. В ноябре 1922 г. СТО принял постановление «О приписке лесных дач к трестам Урала». Были созданы тресты-комбинаты, в которые вошли лесные угодья.

Сложности оздоровления индустрии Урала были связаны с хронической нехваткой ресурсов и застаревшими структурными слабостями уральского горнозаводского хозяйства, продолжавшего работать на древесном топливе. В момент учреждения Уральского металлургического синдиката в 1922 г. его уставный капитал был равен всего 6 млн. довоенных золотых рублей, что в 18 раз меньше, чем накануне Первой мировой войны. В связи с разрушением финансов и стремительной инфляцией, за которой не поспевал печатный станок, задолженность государства промышленности Урала к 1 апреля 1922 г. достигла 260 млрд. руб. Выход из затруднительного положения в начале 1923 г. стал осуществляться за счёт консервации (вплоть до ликвидации) ряда металлургических предприятий. Эта мера обеспечивала концентрацию производства при максимальной экономии средств и дала ограниченный эффект роста промышленного производства.

Архаичность и бесперспективность созданного в XVIII в. уральского горнозаводского хозяйства не означали, таким образом, его безжизненности. Система округов была возрождена в 20-е гг., и советской власти не оставалось ничего иного, как опираться на неё в качестве единственной надежной и устойчивой организационной структуры до начала сталинской «революции сверху».

Современные исследователи пересмотрели отношение к исходному уровню социалистической индустриализации Урала. Известно, что большинство советских историков недооценивало уровень развития промышленности Урала в 1920-е гг. Современные авторы определяют вторую половину 1920-х гг. как рубеж перехода к активному промышленному развитию Урала. С точки зрения модернизационной интерпретации истории 1920-е гг. не были потеряны для промышленного освоения Урала. Считается, что в эти годы большевикам удалось восстановить основные промышленные мощности Урала. По подсчетам В.В.Фельдмана, уже в 1925/26 хозяйственном году сердцевина уральской промышленности - металлургическое и металлообрабатывающее производство составляло 92,2% от довоенного уровня. А.Э.Бедель, С.В.Воробьев, С.П.Постников пишут, что была восстановлена цветная металлургия. В.П.Тимошенко отмечает, что с 1927 г. начинается форсированный рост импорта технологического оборудования в уральское хозяйство. По его данным, ввоз оборудования для промышленности составлял 42,9% от всего импорта.

В то же время исследователи указывают, что темпы промышленного развития Урала в 1920-е гг. не устраивали политическое руководство страны. А.Э.Бедель, С.В.Воробьев, С.П.Постников прямо указывают, что «опасность затухания индустриального освоения Урала во второй половине 20-х гг. вступала в резкое противоречие с военно-стратегическими императивами Советского Союза. Интересы политического руководства страны требовали активного вмешательства в решение масштабных задач по наращиванию индустриальной мощи Уральского экономического региона. Оно выразилось в особом внимании к составлению планов комплексного развития уральской промышленности».

Можно отследить реализацию новой экономической политики на примере такого крупного города, как Екатеринбург/Свердловск.

Нелегким был переход к нэпу в Екатеринбурге. Разруха поразила все стороны городской жизни: стояли промышленные предприятия, замерла торговля, не работали учреждения культуры. Условия жизни городского населения были крайне тяжелыми: полуголодное существование усугублялось высоким уровнем заболеваемости, разгулом преступности, тревожным ожиданием перспектив при новой власти. Ситуация еще более ухудшилась зимой 1921-22 гг., когда вследствие неурожая почти на всей территории Урала разразился голод. В феврале 1922 г. дневной рацион питания взрослого жителя Екатеринбурга составлял всего 2600 ккал., что равнялось 60% от биологической нормы. Смертность среди населения была выше довоенной в 2,3 раза, а рождаемость снизилась в 1,5 раза.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7

Еще статьи по экономике

Управление себестоимостью продукции на ЗАО Гусевской хрустальный завод
Исследование экономических процессов начинается с отдельного хозяйственного факта, явления, ситуации, которые в совокупности и представляют хозяйственный процесс, выражающий сущность хозяйственн ...

Социально-экономические последствия безработицы и методы ее преодоления
Новые условия хозяйствования, обусловленные началом экономического роста в России, поставили перед экономической наукой и практикой много сложных и принципиально новых проблем, требующих своего ос ...

Анализ калькулирования себестоимости продукции на примере предприятии ЗАО Ralf Ringer
В качестве темы своей курсовой работы я буду рассматривать деятельность компании ЗАО «Ralf Ringer». Которая занимается производством и розничной торговлей обувными изделиями. На мой взгляд, это ...